вторник, 24 февраля 2015 г.

Barcelona and Napoleon

Барселона и Наполеон


В январе в Барселоне тепло и солнечно – плюс 15. После обычной уральской зимы со снегом и настоящими морозами мне кажется, что я приехала в весну. 










 А если кому-нибудь хотелось отведать мандаринов, которые растут на улице, то глядите, насколько они вкусны:




И вот мы отправились в дом-музей Сальвадора Дали, что в Фигерасе – маленьком городке в двух часах от Барселоны. Город был пустынен. Все заснуло, все отдыхает – не сезон. Почему-то казалось, что Франция очень близко и, глядя на холодные и величественные горы вдали, я представляла, что она именно там. Ветер дул сногсшибательный, на улице на железном боку лежал мотоцикл, сваленный ветром. 








Потом мы поехали обратно и в поезде увидели контролера- дяденьку, который проверял билеты. Выглядел он потрясающе - в костюме, в галстуке, с серьгой в ухе, загорелый и подтянутый. Он шел по рядам, всем улыбался и благодарил за то, что показывали ему билетики. Не знаю, почему он так меня поразил. Может быть, на мои чувства повлияло посещение дома Дали, где все было пропитано болью, странными душевными муками и выражалось это в проявлениях безудержной жестокой фантазии. Я посмотрела на этого контролера и подумала: «А чего это он, собственно, такой довольный?» Да, скажите, пожалуйста, отчего он счастлив? Я вспомнила наших контролеров: подавленных, переломанных жизнью женщин в салатного цвета мешках в качестве униформы, угрюмо проверяющих билеты. Они не скажут вам спасибо за предъявленный билет, они вообще вам ничего не скажут. Их настроение мне понятно – смены длинные, пассажиры грубые, жара в вагоне (или холод – смотря какой сезон), платят мало и никто не завидует. «Неужели же вам, дяденька, не хочется сделать чего-то большего?»- подумала я.- «Неужели же вы довольны этим – быть контролером в красивом костюме и изо дня в день проверять билеты?» Я так думала, потому что убеждена – в моей стране все люди внутри уверены, что достойны большего. Я – Наполеон, вот что внутри у каждого. «Я работаю кондуктором или продавцом, это да, НО! Это временно. Это пока. Скоро вы все увидите, я скоро вам всем покажу, я вас всех завоюю!»- вот что написано на суровых и сдержанных лицах моих сограждан. И у меня, наверное, тоже.
Сидя в поезде Фигерас- Барселона я смутно чувствовала, что этот дяденька-контролер прав и живет скорее правильно и разумно. Но Наполеон во мне кривился и отворачивался от этого простолюдина с его низменными желаниями и удовлетворенностью собственным жалким положением. И я до сих пор не знаю, что же обо всем этом думать.
































А может быть, ребята, это только я Наполеон, а все остальные люди в моей стране не такие уж и тщеславные и дай им хорошую зарплату, они будут улыбаться и ходить в галстуках. 









Barcelona in January is warm and sunny: +15C. And after our ordinary Ural winter with its snow and real frost Barcelona seems to me absolutely spring-like. 
One day we went to the museum of Salvador Dali in Figueres, small town in two hours by train from Barcelona. The town was deserted. Everything was slumbering and resting – low season. France seemed to be very close, at least looking at the cold and solemn mountains far away I imagined that France must be there. The wind was really strong: we saw a motorbike lying in the street on one of its iron sides – it was blown down. Then we went back and in the train there was a ticket inspector. He looked wonderful: suit, tie, ring in one ear, sun-tanned and fit. He walked along the aisles smiling to each passenger and saying “thanks” when they showed him the ticket. I don’t know why he amazed me so much. May be I was so easily impressed after visiting Dali’s museum – that place was morbid, scorching with secret pain that was expressed by cruel fantasy of the great master.  So looking at that ticket inspector I thought: “And why is he so happy?” I remembered our Russian inspectors: depressed, broken down women in acid-green overalls who mournfully check our tickets. They won’t tell you thanks for the shown ticket, they won’t tell you anything. And I understand their attitude to life: working shifts are long, passengers are rude, the salary is tiny, it’s hot (or cold – depends on the season) and everybody is sorry for you. “Don’t you want to become something else, señor?”- I asked him in my head. “Are you really satisfied with being just a ticket inspector in a nice suit? Don’t you want to do something more considerable then to check tickets?”I was asking him, because I know - all the people in my country are sure they deserve more. I’m a Napoleon, thinks everyone. Yes, I’m a shop assistant or a ticket inspector now- yes. BUT- it’s temporary, it’s not going to last forever. And soon you’ll see, you’ll learn who I am really, I’ll conquer all of you!”, that’s what I see on the stern, restrained faces of my fellow citizens. Probably my face says the same.  
And in that train heading to Barcelona, I felt dimly that the man-inspector is right and everything is OK with his life. But my Napoleon-self twisted and scornfully averted his face from that mediocrity with his shallow wishes and his satisfaction with his pathetic life. And I still don’t know what I really think about all this. 
May be it’s only I? May be it’s only I who is a Napoleon? And other people in my country aren’t so vain and if they get a good salary, they start smiling and wearing ties? 


Комментариев нет: